indology_ru


Индология в России


Previous Entry Share Next Entry
Все царапины делятся на
koval_andrei wrote in indology_ru


«Критерий совершенного как совершенного по форме навсегда предопределит склонность индийского языковеда, литературоведа, правоведа, театроведа, а также философа к построению многоступенчатых классификационных моделей, в которых интерес к процессу классифицирования будет преобладать над интересом к классифицируемому, и тот же критерий совершенства по форме предопределит аргументацию в дискуссии с оппонентом и сами принципы построения философских сочинений»
(В. К. Шохин. Брахманистская философия. Начальный и раннеклассический периоды. М., «Восточная литература», 1994, с. 41)

Отчасти это верно. Но лишь отчасти.
Потому что смотри через пару страниц верное тоже замечание; но шибко оно уточняет предшествующие слова:

«…магическая в своей основе “официальная религия”, опиравшаяся на представление об операциональности ритуального слова, считала неправильное произношение ведийских текстов чреватым самыми разрушительными последствиями и для жреца, и для общины (наказания вплоть до падения в ад Кумбхипаку* обещает “Парашари-шикша” за неправильное произнесение ведийских мантр для жреца, и для общины).
(В. К. Шохин. Брахманистская философия. Начальный и раннеклассический периоды. М., «Восточная литература», 1994, с. 44)

Значит (а так оно и есть) обострённое внимание к форме – следствие ведизма, до конца никак не преодолённое и по сей день. Слогом ошибёшься в мантре – не расхлебаешь последствий. Да и только ли это ведизм? Полно-ка… не буду распространяться, но предлагаю подумать хотя бы про некоторые христианские конфессии – не там ли кровь лилась за разные «формализмы»? Как видим, и здесь ровно ничего нового, всё уже было в подлунном мире. Новый Завет на «формализмы», увы, не распространился.
И всё же первый тезис глубокоуважаемого Владимира Казимировича нуждается в некоторой эмендации. Он, по-моему, верен, но лишь поверхностно.
Конечно, страсть (даже не «склонность»!) ко всякого рода классификациям – характернейшая черта древнеиндийского мышления в целом. Достаточно напомнить (это из «Кама-сутры») классификацию царапин, оставляемых в любовном угаре нарочито отточенными ногтями на разных частях желанного тела – прежде всего на персях, чтобы потом горделиво демонстрировать эти царапины окружающим как неопровержимое свидетельство своей способности внушать мужчинам безумную страсть. И кстати, это хороший пример: страсть вроде безумная, любовный вроде угар, а ногти заранее натачиваются обоими партнёрами, и оба знают классификацию царапин: «тигриный коготь» и прочая, и прочая.
Ну дак вот. Полагаю, что страсть ко классифицированию всего и вся в древнеиндийском мире определяется не стремлением к формальному совершенству, а намерением охватить все возможности, ничего не отбрасывая – то, что Пауль Хакер назвал «инклюзивизмом». Наверное, впервые на этом поприще отличился Джина Махавира с его анэканта-вадой. Но он не был одинок, отнюдь! Классическая индийская чатушкоти и есть ведь перебор всех формально-логических возможностей любого высказывания.
Итак: эмендация моя такова: страсть ко классифицированию некоторым образом связана с вожделением к формальному совершенству, но этим вожделением никак не определяется. Ибо главная причина – стремление исчерпывающего описания любого явления. И как раз Панини здесь пример более чем уместный.

____________________
*Кумбхипака. От себя добавлю: означает «гончарная печь», в которой горшки/кувшины обжигают. Неизбывное индийское стремление «испечь мир»: даже в аду всё же допекают грешные кувшины.

?

Log in